Черноморская районная общественно-политическая газета

«ДОБРОВОЛЬЦЫ, ШАГ ВПЕРЁД! ШАГНУЛИ ВСЕ — НЕ Я ОДИН»

«ДОБРОВОЛЬЦЫ, ШАГ ВПЕРЁД!  ШАГНУЛИ ВСЕ — НЕ Я ОДИН»


На западе бои Великой Отечественной уже закончились, начали возвращаться домой воины, которым посчастливилось дошагать до Победы и выжить в той жуткой машине смерти. Но кому-то из воевавших на западе пришлось заканчивать Вторую мировую на востоке, как и обязался Советский Союз, добивая японскую военщину, которая хозяйничала уже несколько лет на материковом Дальнем Востоке.
Мой сегодняшний герой здесь, на востоке, начинал свою фронтовую боевую дорогу — воевать с гитлеровским фашизмом возрастом не вышел, но с японцами — довелось-таки.
Призывался в армию сельский парень Иван Намоконов уже в самом конце войны, и попал он поначалу в запасной батальон. Всё было как обычно: ускоренная учёба боевому делу по законам военного времени, физподготовка, преодоление различных препятствий, приобретение навыков работы с «профессиональными» атрибутами (Ивану предстояло стать сапёром). И вот уже часть, в которую он попал, в соответствии с Тегеранскими (ноябрь 1943 года) и Ялтинскими (февраль 1945-го года) договорённостями с союзниками, направляется на Дальний Восток, в зону предстоящих боевых действий.
Август 45-го. Четыре часа ночи. Форсирование ускоренными темпами реки Аргунь, далее — трёхсуточный марш-бросок по пустыне Гоби с целью отрезать от неприятеля железную и шоссейную дороги.
Укрепления японцев очень сильны, видать, готовились к нашему наступлению на свои позиции детально и серьёзно, ведь к тому времени уже прекрасно были осведомлены о силе русского оружия и боевых способностях Советской Армии, а, может, ещё и Халхин-Гол ещё не выветрился из памяти. «Нам было приказано, — рассказывает Иван Прокопьевич, — сменить два наших батальона, сделать это вечером, потому что вся местность очень хорошо простреливалась неприятелем. Мы пришли к месту, конечно, очень утомлёнными. Но что хорошо – подоспели «Катюши», и так проутюжили все японские порядки, что, как увидели мы следующим утром, остались на месте вражеских укреплений и тех, кто их занимал, одни головешки. Ну а мы — передовой отряд заграждения — приступили к разминированию минных полей, участвуя в освобождении городов Харбина (Хайлара) и Цицикара. Уже подписан Акт о капитуляции, но нам предстояло выполнить серьёзное задание — надо было идти к городу Тайлай в Маньчжурии…».
Рассказал Иван Прокопьевич о таком эпизоде, который, уверена, вряд ли кого оставит безучастным:
- Батальону нашему дано сложное задание, и нужны двадцать добровольцев, потому что, как сказал батальонный командир: «Я не гарантирую, что вы все с него вернётесь; я никого не принуждаю, — напомнил он, — подумайте как следует». Подумали. Командир — нам: «Добровольцы, три шага вперёд!». Шагнули все, как один. Тогда командир батальона вызвал командиров рот и дал задание: выделить бойцов по 6-7 человек. И потом командир роты обратился ко мне: отбери людей сам. А я — охотник, хорошо стрелял, потому и попал сюда. Дали нам точную информацию, что именно надо будет сделать. На трёх машинах отправляемся к месту операции, хорошенько вооружили нас. Китайцы накормили нас, дали ночлег. Во главе отряда был майор Бризмер — служака с большим боевым опытом. На следующее утро он выстроил нас, объявил: в пяти километрах отсюда стоит японский гарнизон, который ни на какие наши условия не согласен и сдаваться не хочет. Так вот, мы должны предъявить им ультиматум, причём в такой форме, чтобы не было лишних жертв. Выехали, я — на первой машине, едем с белым флагом на переговоры. А японцы, надо сказать, очень сильные, хорошие воины. Долго они там у себя совещались по поводу нашего ультиматума. Ждём. Наконец — согласились. Складывают оружие. Пленили мы их всех, весь гарнизон. Обошлось без боя и без кровопролития. А нам после завершения этой, последней операции с японцами, объявили о том, что все участники с нашей стороны будут награждены. Но не случилось, где-то те представления или приказы затерялись, что ли. Нам были вручены другие медали — «За победу над Японией». Да мы не в обиде, главное — мир пришёл на нашу землю! Закончилась наконец-то эта проклятая война!
После демобилизации в 1950-м году Иван Прокопьевич, как и все бывшие фронтовики, занялся делами мирными, созидательными. Я только один очень примечательный пример приведу. Сразу же после приезда к нам в Черноморское он был назначен заведующим избой-читальней в Калиновку, а через три месяца переведён в Черноморское директором районного Дома культуры. И что же? Организовал хор в составе полусотни человек и драмкружок, в котором тогда играли свои роли фронтовики. Думаю, ему было бы о чём рассказать нашим сегодняшним служителям на культурном поприще. Впрочем, Иван Прокопьевич Намоконов на любом месте и в любой должности трудился образцово, как и воевал…
Любовь ЧЕРНОГОРСКАЯ,
фото из личного архива И. Намоконова



Комментарии

Список комментариев пуст

Оставьте свой комментарий