Черноморская районная общественно-политическая газета

МОЯ ТЁТЯ ЛЕНА — БЫВШАЯ УЗНИЦА ДОРТМУНДА

МОЯ ТЁТЯ ЛЕНА —  БЫВШАЯ УЗНИЦА ДОРТМУНДА


В этом году наша страна отмечает 74-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне. На книгах и фильмах, рассказывающих о героическом подвиге советских солдат, летчиков, моряков, партизан и тружеников тыла, выросло уже несколько поколений.
К сожалению, с каждым годом все заметнее редеют ряды ветеранов, непосредственных участников тех давних грозных событий. В 41-м война заглянула в каждую крымскую семью, принесла горе и страдания практически в каждый дом, поломала судьбы людей, не дала осуществиться многим юношеским и детским мечтам. И сейчас нам очень важно успеть записать воспоминания ещё остающихся в живых защитников Родины, а также их родных, переживших фашистскую оккупацию и испытавших на себе преступления нацистов, чтобы сохранить историческую правду о Великой Отечественной войне и передать её нашим будущим поколениям. 
Сегодня практически в каждой семье бережно хранятся старые фотоальбомы с пожелтевшими фотокарточками и письмами военных лет. Со своим дедом Федоренко Харитоном Ивановичем мне встретиться не довелось — он умер за два года до моего рождения. Всё, что я запомнила из рассказов своей мамы, — мой дед освобождал Севастополь, затем был серьёзно ранен и демобилизован из армии. После госпиталя солдаты привезли его в Ак-Мечеть на телеге и, держа под руки, завели в дом. Совсем скоро ранение дало о себе знать — дед был парализован и почти десять лет не подымался с постели… 
А еще из детства я помню небольшую картину в деревянной рамке, которая долго висела в моей комнате на стене:  с цветной фоторепродукции кокетливо улыбалась сидящая на траве девушка в клетчатом платье и маленькой шляпке. На обратной стороне картины было что-то написано на немецком языке. Этот «трофей» привезла из Германии одна из маминых старших сестер, которая была узником немецкого трудового лагеря для несовершеннолетних. 
Моя мама хранила эту картину, как память о тяжелом военном детстве, выпавшем на долю пятерых ак-мечетских сестер — Нади, Лены, Мили, Нины и Гали, у которых в 1939-м умерла после родов мама, а затем и новорожденные двойняшки. Со слезами девочки провожали на войну своего отца, пережили голодную оккупацию, комендантский час, а ещё — облавы фашистов с целью насильственного угона на работу в Германию. 
О том, что моя тетя — Яковлева (Федоренко) Елена Харитоновна — была на принудительных работах в Германии, её сестры старались лишний раз не вспоминать: долгое время эта тема была закрытой для многих советских узников. Помню, как тетя с горечью и обидой вспоминала о том, что радость освобождения и возвращения домой была омрачена допросами и унижениями сотрудников НКВД: сталинский режим считал всех остарбайтеров предателями, работавшими на врагов. Ведь не секрет, что среди отправлявшихся в Германию были и добровольцы, которые поверили немецкой пропаганде о «счастливом будущем».
Дочь Елены Харитоновны, моя двоюродная сестра Татьяна, поделилась со мной воспоминаниями своей мамы — бывшей узницы принудительного трудового лагеря Третьего рейха, который в годы войны находился на западе Германии, недалеко от Дортмунда.
- Когда началась война, моей маме исполнилось 16 лет. Отец ушел на фронт, младшие дети оставались с мачехой, а старшая сестра Надя, окончившая курсы трактористов, принимала участие в эвакуации колхозной техники на Кубань, до самой Керченской переправы. 
В начале ноября 41-го Ак-Мечеть оккупировали фашисты, в центре открыли комендатуру, назначили старосту, а в их доме (так же, как и у других односельчан) расквартировались румыны. Мачеха уехала к своим родным, а у девочек за старшую осталась сестра Надя. 
Весной немцы объявили об очередном наборе местных жителей на работу в Германию — на этот раз людей отправляли уже принудительно. Каждые полгода проводились облавы, в ходе которых хватали мужчин, женщин и подростков. 
В начале сентября 1942 года немцы пришли в дом Федоренко. Не обращая внимания на громкий плач испуганных младших девочек, они выгнали прикладами автоматов старших сестёр на улицу и приказали одной из них собирать вещи. Поскольку детей можно было оставить только на совершеннолетнюю Надю, в Германию пришлось ехать Лене. В тот день на железнодорожный вокзал в Евпаторию была направлена большая группа жителей Ак-Мечети, там их затолкали в товарные вагоны и, как рабов, повезли на принудительные работы.  
Так совсем юной девушкой, практически ребенком, моя мама попала в трудовой лагерь для несовершеннолетних. С раннего утра до позднего вечера девчата работали на угольной шахте: стоя по колено в воде, перебирали уголь из отработанных пород. После окончания смены они еле волочили ноги, чтобы добраться до своих бараков. Да и питание в лагере было очень скудное: кормили брюквой, похлебкой и шпинатом. Все с нетерпением ждали освобождения, которому предшествовали многодневные бомбежки, в результате чего Дортмунд был почти полностью разрушен. 
14 апреля 1945 года узников лагеря освободили американские войска: каждому они выдали шоколад и одежду, а девушкам для пошива платья ещё и белые отрезы ткани из немецких парашютов. Правда, при отправке на родину, во время досмотра, парашютные отрезы у девушек отобрали — многие тогда не смогли сдержать от обиды слёз. Некоторые девчата плакали и в дороге, глядя на свой номер, выжженный на запястье руки, который остался у них на всю жизнь, как страшное напоминание о пребывании в немецком лагере. 


После долгой, почти трёхлетней разлуки с родными сестрами, бывшая узница, наконец, вернулась домой, закончила специальные курсы и пошла работать налоговым инспектором Черноморского райфинотдела — собирала налоги по сёлам района. Ни дорог, ни транспорта тогда не было, поэтому всюду приходилось добираться пешком. 
Спустя несколько лет Елена Харитоновна устроилась продавцом в районное потребительское общество — сфере торговли она посвятила более 30 лет своей жизни. За высокие достижения в развитии потребкооперации и перевыполнение планов товарооборота она была награждена значком «Отличник советской потребительской кооперации». Жители Новоульяновки до сих пор вспоминают свою односельчанку Харитоновну, как активную участницу местной художественной самодеятельности — звонкую исполнительницу народных песен и частушек. 


Вместе со своим мужем Яковлевым Павлом Петровичем они вырастили и воспитали достойных сына и дочь, а затем помогали поставить на ноги двоих внуков. О пережитых ужасах войны, о насильственном угоне в Германию, унизительных допросах в НКВД вспоминать и рассказывать своим детям и внукам Елена Харитоновна не спешила — верила, что война больше никогда не повторится: нужно идти дальше, строить, трудиться и налаживать мирную жизнь. 
В конце 90-х бывшая узница Третьего рейха получила от немецкого фонда «Память, ответственность и будущее» денежную компенсацию — Германия признала советских остарбайтеров жертвами гитлеровского нацизма...
Лариса ЛАРИНА 
Фото из архива Т. Маляренко



Комментарии

Список комментариев пуст

Оставьте свой комментарий