Черноморская районная общественно-политическая газета

Рядовой солдат Великой войны

Рядовой солдат Великой войны


Редеют ряды ветеранов и свидетелей страшных событий Великой Отечественной войны. И от этого становится невыносимо больно. Поэтому так важно сохранить память о каждом из них. 
О судьбе своего отца — Ветрова Ивана Ивановича, которому довелось пройти не только маршами победы, но и познать горечь отступления и ужасы плена, решили рассказать его сыновья Владимир и Александр.  И это достойно огромного уважения, потому что всё, что мы сегодня можем сделать для тех, кто подарил нам мирное небо, — это помнить.
Наш отец — Ветров Иван Иванович — родился в 1922 году в деревне Кунан  (ныне Красносельское). Здесь прошли его детство и юность.
Вскоре после начала войны его, как и многих других односельчан, вызвали в военкомат, откуда по мере сбора команды пешим порядком отправили в город Саки, где формировалась воинская часть, в которой предстояло служить. 
После ускоренного курса молодого бойца 18 августа 1941 года и принятия присяги молодых солдат отправили маршем на Перекоп, где предстояло остановить наступающего врага. Там они впервые увидели, как немецкий истребитель легко сбивал наш самолет, а потом  19-летнему деревенскому парню, который до этого видел только трактор «Нати», предстояло познать атаку немецких танков, против которых у обороняющихся из вооружения была одна винтовка на двоих и пушки-сорокапятки. Сдержать натиск такой армады было невозможно. Начали отступление на Севастополь. Поскольку войска соединения, оборонявшего Перекоп, формировались из крымских ополченцев, то в неразберихе отступления некоторые просто порасходились по домам.  
В Севастополе после перегруппировки сил отец попал в 79-ю бригаду морской пехоты под руководством полковника Потапова. На тех рубежах, где держала оборону 79-я бригада, сейчас установлен памятный знак. 
Во время оборонительных боев отец получил первое ранение и был отправлен на лечение на Кавказ. Сразу после госпиталя попал на службу на крейсер «Красный Крым», который той же ночью отправился на Севастополь. Когда крейсер еще за десятки миль до берега на полном ходу вел огонь, поддерживая наши войска, начал «чатыть» (это такое было выражение) из главного калибра по позициям врага. При каждом залпе эта морская махина содрогалась и чуть приостанавливала ход, а позиции, по которым велся огонь, превращались в кромешный ад.
И опять — передовая, отражение атак врага, сами иногда переходили в контратаки. А атаки были очень ожесточённые.
Однажды при сильном артобстреле отец находился в своем окопе, рядом с ним разорвался снаряд, осколки просвистели над головой, а землёй его засыпало по самую шею, так что откопаться он уже не мог. На помощь прибежали два или три бойца, чтобы помочь ему, а рядом рвались снаряд за снарядом, и они вынуждены были вернуться в свои окопы. И только после окончания артобстрела вызволили отца, и еще посмеялись над ним: «В следующий раз не сиди в окопе, а ложись, чтобы мы пришли, поставили крест, и всё на этом».
После сдачи Одессы оборонявшие город части были полностью переброшены по морю в Севастополь, где рядом с 79-й бригадой оборону держала 25-я Чапаевская дивизия. Отец рассказывал, что бойцы отличались от них: они имели голубые петлицы, вместо сапог ботинки и обмотки, а вместо шапок — буденновки. Сражались «чапаевцы» так же героически, как и все защитники Севастополя. Но силы обороняющихся таяли, и к июню 1942 года немцы потеснили наших к самому морю. Высшее командование Севастополя было эвакуировано на Большую Землю, за что в свой адрес от оставшихся услышали не самые приятные слова. Офицеры ниже рангом, политработники снимали свои гимнастерки и надевали форму рядовых, закапывали личные документы в землю.
А дальше — два года плена в Румынии. После выхода Румынии из войны в 1944 году туда вошли войска 3-го Украинского фронта, и с каждым из освобождённых проводил работу Смерш: где, когда, при каких обстоятельствах попал в плен?
И опять сразу на передовую, но клеймо плена еще долго оставалось на бойце. Впереди были особо ожесточенные бои за освобождение Буды и Пешта. Венгерская армия очень воинственная, а по жестокости превосходила даже немцев.
И вот как складывается жизнь: ровно 25 лет спустя старшему сыну Ивана Ветрова пришлось служить в Венгрии — в Южной группе войск. Сейчас служившие  в этой группе войск объединились в «Боевое Братство» и проводят патриотическую и воспитательную работу среди молодежи в то время, когда США и НАТО вплотную к нашим границам размещают свои военные базы.
А во времена, когда самые боеспособные части размещались на территории стран Варшавского Договора, чем создавали настоящий стальной щит для нашей Родины, они об этом и подумать не могли. И не их вина, что так повернулось колесо истории — пришлось выйти из Восточной Европы.
А для Ивана Ветрова война продолжалась. В Югославии освобождали один из хуторов, на карте он значился как сопка 100. Штурм, атака, выбили немцев с их позиций и не успели закрепиться, как немцы перегруппировались и организовали сильнейшую контратаку, вынудив наших отступить. И вот во время отступления отца ранило в ногу разрывной пулей, которая на выходе оставляет большую рваную рану. Кое-как перебинтовав себя, чтобы остановить кровотечение, он пополз к ближайшему сараю серба, который затащил его в сарай, дал попить воды и укрыл сеном. Если бы его первыми обнаружили немцы, то в лучшем случае взяли бы в плен, но, скорее всего, просто пристрелили бы. 
На следующий день, 14 апреля 1945 года, наши опять отбили эту сопку. Серб привел санитаров, которые забрали отца, поэтому День Победы отец встретил в госпитале в Вене. А после продолжительного лечения продолжил службу в Австрии до ноября 1946 года.
Демобилизовавшись, отец узнал, что из пяти братьев, ушедших на войну, вернулись только трое, один похоронен в Одессе, другой — в Прибалтике.
И приступил наш отец к мирной жизни, к возрождению родного колхоза «Красный пахарь». Не имея регалий, трудился он на разных работах: чабаном, бондарем, и так же, как и на фронте, на плечах таких, как он, страна возрождалась и крепла. В возрожденном колхозе он проработал много лет. Умер отец в 1998 году.  
Владимир Ветров



Комментарии

Список комментариев пуст

Оставьте свой комментарий