Черноморская районная общественно-политическая газета

ПОНИМАЛИ И ЗНАЛИ, НА ЧТО ШЛИ

ПОНИМАЛИ И ЗНАЛИ,  НА ЧТО ШЛИ


Мы, крымчане, конечно, хорошо помним те тревожные дни конца февраля-начала марта 2014-го года, когда в украинской столице «вспыхнул» майдан, а невесть откуда и как появившиеся «борцы» за евроинтеграцию бесновались там сутками напролёт. Вся страна тогда жила в предчувствии чего-то дотоле неизвестного, непонятно-страшного, потому что никогда ничего подобного в Украине не случалось — чтобы вот так, средь бела дня, в открытую, в людей на площади стреляли, а в пытавшихся хоть кого-то защитить милиционеров бросали кирпичи, камни с мостовой и откуда-то появившиеся «коктейли Молотова», шли на них с цепями и разными тяжёлыми предметами наперевес. Невообразимо!
Ну а что потом началось… На не поддержавший майданный «протест» и не покорившийся этому кошмару Крым с целью подчинить его себе направились так называемые «поезда дружбы» вооружённых киевских «активистов». Надо было защищаться, начать действовать решительно и немедленно, и крымчане, естественно, включились в эти процессы. В том числе — черноморцы.
Рассказывают участники возникшего в Крыму весной 2014-го года сопротивления Игорь Петрович САРИЕВ и Олег Фёдорович ГРИЩЕНКО. 


В первых числах марта звонит из Симферополя в Черноморское Фёдору Николаевичу Грищенко, который в то время был руководителем местного отделения охотобщества, председатель Крымского республиканского общества охотников и рыболовов Владимир Владимирович Капитонов: надо, взяв с собой имеющееся оружие, собраться егерям, охотникам — тем, кто может, и поехать на север полуострова, к границе с Украиной, к Турецкому валу, чтобы не пропустить сюда к нам «гостей» с майдана. Дело, конечно, рискованное, опасное, так как все они по-настоящему вооружены, но кто-то же должен остановить «майданных активистов» у нашего порога, чтобы не натворили они таких же дел, как у себя в Киеве.
Вопрос, ехать или не ехать, не стоял. Поехали, мигом собравшись, на собственном транспорте трое: Игорь Сариев, Олег Грищенко и Владимир Байбарак. Прямиком к Турецкому валу. Черноморцев встретили дежурившие там уже несколько дней казаки. Прибывших из Черноморского мужчин записали, распределили по небольшим группам, объяснили, как организовано там дежурство, кто и чем должен будет заниматься. Непосредственно на блокпостах посменно, круглые сутки дежурили ополченцы (милиционеры, беркутовцы, казаки), а, так сказать, «простые, мирные», жители полуострова, прибывающие из разных населённых пунктов Крыма (ехали из Евпатории и Раздольного, Феодосии и Красноперекопска — да отовсюду), определялись на дежурство в специально подготовленных у Турецкого вала блиндажах. Цель предпринимаемых действий была одна — не пропустить в Крым «майданных активистов», а если они попытаются проникнуть сюда, остановить их и не дать вести здесь свою разрушительную, пагубную «работу».
Жили те, кто прибывали к Турецкому валу, в палатках, и, конечно, всех не покидало тревожное чувство ожидавшегося нападения с севера, провокаций и разного рода беззаконий, столь «успешно» практиковавшихся в то время на майдане в Киеве и что крымчане видели во всей красе по телевидению. 


- Если честно, — говорят мои собеседники, — ждали худшего. Прямо перед нами, в сторону к Украине, была нейтральная полоса, и мы видели на той стороне их пропускной пункт, все их передвижения и приготовления. Здесь, на нашей стороне, был наш пропускной пункт. Жизнь продолжалась, и, так сказать, обычные люди как с той, так и с этой стороны по разным обстоятельствам и причинам беспрерывно ехали кто — на Украину, а кто — сюда, в Крым. Дежурившие у нас на блокпосту ополченцы каждую машину, всё и всех находившихся в ней тщательно, но в то же время внимательно и вежливо осматривали, проверяли. Никаких унижений, оскорблений и чего-либо подобного к приезжающим с Украины не было! Ну а как это делалось с той стороны – мы сейчас хорошо знаем.
- И что эти проверки и осмотры давали?
- А то, что у некоторых из въезжающих сюда граждан находили такие предметы, как листовки провокационного и экстремистского содержания, находили ножи, бронежилеты, даже пистолеты, скажите — зачем всё это нужно было везти к нам в Крым? Естественно, всё это изымалось, а хозяева таких предметов задерживались.
- Происходило ли что-то не совсем обычное во время вашего пребывания на севере полуострова в те мартовские дни?
- Ну как же без этого? Были, конечно, моменты. Именно в этот период был сбит украинский беспилотник, делавший облёт над нашими порядками. Жутковато было по ночам, когда над колючей проволокой, которая отделяла нейтральную полосу от наших порядков и в тёмное время суток ярко освещалась, вдруг, казалось, ни с того ни с сего вспыхивали сигнальные ракеты. 


- И в самом деле — тревожно всё это, да и опасно, ведь никто не знал, чем могут обернуться действия майдановцев.
- Да, но мы понимали и знали, на что шли. Крымчане не могли допустить у себя на полуострове развития событий, подобных киевским, а позже — донецким. Кстати, жители близлежащих крымских населённых пунктов ни на день не оставляли нас без заботы и внимания. К блокпостам и блиндажам несли и везли тёплые вещи, продукты, медикаменты. Хотя с питанием проблем не было никаких — специально была оборудована столовая, горячее питание предоставлялось безотказно всем желающим. Полевая кухня и медпункт работали бесперебойно. Но напряжение, конечно, ощущалось постоянно, и оно не было беспричинным. С нами был мужчина, который часто вёл телефонные переговоры с «той» стороной, там в числе военных находился его младший брат, срочник-военнослужащий, — их часть подогнали к самой границе с полуостровом. Зачем-то же это было сделано. Но, к счастью для нас, всё обошлось мирно.

Отстояв свою «вахту», вернулись черноморцы домой, к обычным будням и чтобы стать участниками потрясающего события — поистине всенародного Общекрымского референдума о воссоединении с Россией. А некоторое время спустя им были вручены медали «В память о народном ополчении в честь 70-летия освобождения Крыма и Севастополя от немецко-фашистских захватчиков». Не правда ли, символично: через семь десятков лет наши черноморские мужчины отмечены медалями об освобождении от фашистов, но только уже «доморощенных», которые больше пяти лет измываются над несчастным украинским населением. А к нам на полуостров нацистов не пустили сами крымчане, в том числе и вставшие в общий строй защитников крымской земли черноморцы. Что мы, мирные люди, высоко ценим и за что им благодарны, особенно — в эти мартовские дни пятилетия тех необыкновенных событий...  
Беседу вела  Любовь Черногорская 
Фото из личных архивов Игоря Сариева и Олега Грищенко



Комментарии

Список комментариев пуст

Оставьте свой комментарий