Черноморская районная общественно-политическая газета

Владимир КОНСТАНТИНОВ: «В Крыму мечты сбываются — доказано жизнью»

Владимир КОНСТАНТИНОВ:  «В Крыму мечты сбываются — доказано жизнью»


О задачах, стоящих перед обновлённой командой республиканской и местной власти в начале второй пятилетки российского Крыма, рассказал корреспонденту «Крымской правды» Председатель Государственного Совета республики Владимир КОНСТАНТИНОВ.
- По итогам выборов в составе крымского парламента вновь появилась оппозиция. 15 мандатов — это уже достаточно заметное представительство. Что будут делать оппозиционные депутаты? 
- С философской точки зрения это говорит о том, что Крым окончательно сформировался политически как субъект Российской Федерации. Теперь мы похожи на любой другой регион. Ведь то, что произошло в 2014 году, — это феномен, дважды такое не повторяется. То, что мы имели, скажем откровенно, абсолютную монополию, — это не самое хорошее лицо парламента.
- Но, возможно, с учётом колоссального объёма задач, которые тогда стояли перед законодателями — адаптация законодательства под стандарты Российской Федерации, — это было оправдано? 
- Да, в тех условиях это было отчасти оправдано. Но для парламента это всё-таки не нормально. Теперь у нас есть подавляющее большинство. С одной стороны, мы в состоянии принимать любые решения без оглядки на оппозицию. С другой стороны, у нас есть открытая трибуна для оппозиции, голос которой теперь будет слышен. И это хорошо. Так сегодня работает вся Россия. Лично меня такая ситуация ничуть не пугает, потому что я сформировался как политик в украинском периоде, когда было такое обилие партий, что мы иногда даже путались, кто вообще за кого. А подход мой прост: всё, что конструктивно, будет мной поддержано, независимо от того, чей депутат это предлагает. И на конструктивную критику будем реагировать. Нам она только на пользу. А вот будет ли польза крымчанам от прихода оппозиции — это уже вопрос не к нам. Ответить на него предстоит коллегам из оппозиционных партий.
- Среди тех, кто пришёл в Госсовет от оппозиционных партий, есть перспективные политики? На ваш субъективный взгляд?
- Я не хочу никого хвалить. Время покажет. Пять лет — очень длинная дистанция, все смогут проявить себя. Мы даже почувствовали к концу прошлого 5-летнего срока своего рода «усталость». Выборы дали нам моральную подзарядку, в которой мы нуждались. Команда сформирована, понимание задач, которые стоят перед нами, есть. Состав фракции серьёзно обновился, есть новые интересные лица.
- То есть это та команда, которая приведёт нас к «Крымской мечте»? Хотя, наверное, пять лет — слишком малый срок для исполнения мечты? Мечтать-то всё-таки принято о великом.
- Я всегда начинаю с себя. Моя мечта как человека, как крымчанина, выглядела бы бледно на фоне того, что уже сделано. Кто мог представить себе Крымский мост? Новый аэропорт? Трассу «Таврида»? Это же просто эпохальные объекты! И даже если бы ничего больше не было сделано, даже если бы после этого нам с Аксёновым пришлось бы прощаться и сдавать дела, уже наша жизнь прошла не зря. Мы с Сергеем Валерьевичем уже к настоящему времени, без всякого хвастовства могу сказать, сделали для Крыма больше, чем любой другой политик современности. Вот так получилось. А теперь перед нами уже новые задачи. 
Да, меня иногда упрекают, говорят, что, мол, «загнули», замахиваясь на «мечту». А как же иначе? Так и нужно! Мечты сбываются, для этого просто надо прилагать усилия, выкладываться полностью. Вот здесь, в этом кабинете, мы мечтали вернуться в Россию. На меня тогда многие смотрели с сомнением, не верили. В Крыму мечты сбываются — доказано жизнью! Сейчас приезжаешь в некоторые сельские поселения, а они изменились до неузнаваемости… Разве это не мечта? 
Конечно, всегда найдётся кто-то, кто скажет, что этого мало, что надо всё «хрусталём застлать» и «золотом покрыть». Может быть, ведь лучшему конца нет. Но наша крымская мечта более практична, и мы с Сергеем (Аксёновым — Ред.) её чётко сформулировали: инфраструктурные проблемы для нас первичны. Дальше проблем много: это и бизнес-среда, и экономика… Жизнь непрерывно ставит задачи одну за другой. И любой следующей команде власти всегда будет о чём мечтать и над чем работать. 
- Вы затронули опасную тему зарплат. Для многих из нас это больной вопрос сегодня. Но какие у вас есть инструменты? У нас больше половины работающих занято в частном бизнесе. Вы же не можете просто взять и приказать жлобу-частнику платить работникам больше.
- Я вам скажу откровенно: наверное, я не очень «удобный» спикер. Потому что я в прошлом всю свою жизнь занимался предпринимательством. Начал работать в 16 лет, пошёл на тяжёлую работу, куда подростков не брали, и с тех пор прошёл весь путь. Я знаю, что такое зарабатывать деньги. 
Сегодня, когда говорят, что надо повышать зарплаты, я отвечаю: да, безусловно, надо! Но это не задача для Санта-Клауса или старика Хоттабыча. Рынок — жёсткая штука. Вы выбрали рыночную экономику. Был Советский Союз, была зарплата, которая многих устраивала. Всё разломали! И не надо говорить, что «это не я». А кто? Инопланетяне? Я тоже могу сказать, что лично не разламывал клубы и детские сады, которые сам же и строил. Но всё это произошло. Из этого и надо исходить. Выбирая рыночную экономику, читайте Карла Маркса. Я его прочитал, не поленился, многое становится понятнее. И когда президент говорит, что нужно поднять зарплату, то для этого нужно повысить производительность труда. Нельзя платить незаработанные деньги. Во-первых, людей это расслабляет, а во-вторых, всё сразу же съест инфляция. 
Что может сделать власть? Наши возможности ограничены, но кое-что мы можем. Вот с одной задачей справились, это — создание рабочих мест. Все быстро забывают, что ещё недавно их не было: частичная занятость была повсюду, тысячи крымчан уезжали на заработки. А зарплаты по 800 гривен в больницах и школах? А задолженности по зарплате бюджетникам по три месяца? Забыли? Сегодня этих проблем уже нет, главный вызов — нехватка рабочей силы. Вакансию водителя в объявлениях можно найти с зарплатой в 60 тысяч. Есть зарплаты и по 200 тысяч в Крыму. Законные, со всеми налогами, и они не для чиновников. 
- Но это всё-таки не массовое явление.
- Конечно, но такие примеры тоже показательны. Как сделать так, чтобы повысился средний уровень зарплат? Есть целевые показатели заработной платы в медицине и образовании. И здесь результаты у нас есть. Помните, было разбирательство, какая зарплата в школах? Все ведь забывают, с чего мы начинали. Теперь, когда я спрашиваю, зарплата там в среднем 35-40 тысяч. Я глубоко убеждён, что надо больше. Но я против того, чтобы регулировать зарплаты без учёта уровня доходов республики. 
Положение улучшается, экономика растёт, цифры об этом свидетельствуют. 17 миллиардов собрали в 2014 году (своих денег), 54 — в 2018-м, а в этом году идём с опережением в 6 миллиардов за 7 месяцев. То есть на конец года будем иметь «десяточку» плюсом. Вот путь, по которому надо идти. Чем больше мы зарабатываем, тем, в конечном счёте, выше доходы граждан. Правительство Аксёнова при любой возможности инициирует повышение социальных выплат. Это сотни миллионов рублей, выданных крымчанам. 
Второй канал, по которому можно влиять на уровень доходов — это заработная плата в бюджетной сфере. Здесь мы, к сожалению, ограничены федеральными нормами, а свои внутренние возможности у нас небольшие, потому что мы — дотационный регион. В таких богатых регионах, как Татарстан или Краснодарский край, много своих региональных программ. Например, в Краснодаре есть региональная программа надбавки медработникам. Надбавки достигают 30 % зарплаты. Но чтобы нам такого добиться у себя, мы должны перестать быть дотационными. 
Важная задача — создание новых высокотехнологичных рабочих мест. Вот всем этим должна заниматься власть. Когда растёт экономика, тогда и доходы населения растут, и крепнет вся рыночная среда. Главное условие роста доходов — повышение производительности труда. Президент чуть не каждый день об этом говорит. Вот над чем мы должны неустанно работать. Растёт производительность труда — растёт и прибыль предприятия, и почему бы тогда собственникам не поделиться частью дополнительной прибыли с работниками, если появляется возможность?
- А зачем бизнесмену повышать производительность труда, если ему «и так хватает»? 
- Не хватает. С условиями ведения бизнеса у нас далеко не всё гладко. За время предвыборной кампании мы насобирали целый ворох проблем, с которыми люди сталкиваются каждый день. 
Давление на бизнес неожиданно выросло. Выросло количество проверок по разным надуманным и ненадуманным поводам, всякого рода согласований и так далее. Бизнес в итоге сам бюрократизируется, потому что вынужден нанимать целые команды специалистов по взаимодействию с чиновниками, чтобы преодолевать административные барьеры. А это дополнительные затраты, которые сокращают прибыль, которой бизнес мог бы делиться с работниками. 
С невероятной скоростью плодятся всякого рода вспомогательные платежи. Суммы относительно небольшие, но из-за их количества они тоже ложатся бременем на предпринимателя. Поэтому бизнес у нас сейчас «тяжёлый», много банкротств, брошенных строек. Не стоит забывать и о том, что Крым — «санкционный» регион. Всего два банка. И я лучше не буду говорить, каково с ними работать. Кто пробовал, тот знает… Конечно, правительство делает, что может. Разрабатываются программы поддержки, это как укол в вену — прямая помощь наиболее эффективна. Но проблема облегчения условий ведения бизнеса президентом России отмечена как первостепенная. Мы, к сожалению, тут мало что можем изменить, пока не внесены соответствующие изменения в федеральные законы. Радикальные изменения должны идти сверху. Нужен рывок, чтобы переломить ситуацию.
- Но вы уверены, что справитесь и сдвиги всё-таки произойдут? Ведь тут многое зависит не только от нас, но и от позиции федерального центра...
- Да, я убеждён. Мы обязаны справиться! Нам необходим рывок. Всё ведь исторически предопределено. Страна экспортно ориентированная. В Российской Федерации все с утра смотрят, какие сегодня цены на нефть. На этом — все социальные выплаты, бюджеты выравнивания и так далее. Система устойчивая, потому что нефть и газ продаются устойчиво, но внутренний рынок, внутреннее потребление растёт. Но не теми темпами, которые можно признать нормальными. Вот когда вся одежда на вас будет симферопольских производителей, вот тогда я пойму, что мы очень многое сделали на пути прогресса. А сегодня загляните в любой магазин — Турция, Китай, Европа. В Москву вообще приезжаешь как на Запад — магазинов с названиями на русском языке очень мало, сплошь иностранные вывески. Я с ходу насчитал таких 16.
- Нет ли такой опасности, что по мере улучшения условий ведения бизнеса к нам будут заходить предприниматели и компании с материка, которые попросту вытеснят местных? У них ведь за плечами не пятилетний опыт работы в условиях российского законодательства, доступ к кредитам — не чета нашему, стартовый капитал… Условия заведомо неравные. 
- Есть такая опасность. Она объективно существует.
- Но и тормозить их — значит, мешать развитию бизнеса. А как помочь нашим?
- Это рынок. Вот он такой. Если отменят санкции и зайдут сюда крупные западные компании, которые делают из всякой гадости и красиво рекламируют свою продукцию, они всех задавят. Так было в 2013 году. У нас ведь тогда и сельхозпроизводства не было в таких объёмах, как сейчас. Сбыта не было, аграрии мне постоянно жаловались, что некуда реализовывать продукцию. А сейчас посмотрите, как у них сияют глаза! Они начали зарабатывать, продукция «сделано в Крыму» пользуется популярностью в России и расхватывается на ура.
- Проблемы всё равно остаются. Наша газета рассказывала грустную историю о том, как наши крымские производители натуральной продукции 4 года пытались конкурировать с производителями суррогатов, но в конце концов потерпели поражение и вынуждены сворачивать бизнес.
- Когда зайдут западные гиганты, с ними даже те наши дельцы, кто гонит суррогат, не смогут конкурировать. Потому что они получают колоссальные дотации, у них нулевые кредиты. Совершенно неравные условия для конкуренции. Так они завалили Украину, где давно ничего своего нет. То же самое они, как только представится возможность, попытаются сделать и с нами.
- Есть шанс как-то этому воспротивиться?
- Будем бороться. Как я уже сказал, поддержка своего, отечественного, производителя — задача власти. Так должна работать власть в каждом регионе: в первую очередь поддерживать своих. Понятно, что если заходит крупный субъект, в котором мы заинтересованы, например, туроператор, мы его тоже поддержим. У нас в туристической отрасли ещё много ниш, которые вряд ли будут заполнены местным бизнесом. Мы обязаны заботиться об интересах всех наших избирателей — и предпринимателей, и потребителей. Кстати, должен сказать, что и многие крымские субъекты предпринимательской деятельности сегодня выглядят совсем не так, как в 2013 году. Наш местный бизнес уже вовсе не беспомощен, он растёт и развивается. Функция власти тут регуляторная — искусственных препятствий мы не создаём никому, поддерживаем дотациями, но не всех подряд, а тех, в ком видим перспективу.
- Немного об организационной стороне этой работы. Изменилась структура парламентских комитетов в новом созыве. Чем эти перемены вызваны?
- Мы постарались максимально оптимизировать структуру президиума под те задачи, которые ставим перед собой в этой каденции. Не перебирая общей численности. Вы, наверное, заметили, что число депутатов, работающих на постоянной основе, у нас не выросло. Мы пошли по пути «больше комитетов, меньше замов». Как поднимать здравоохранение без профильного комитета, когда такое количество жалоб? Раньше был комитет, который занимался и здравоохранением, и вопросами социальных выплат. Но при таком невероятном количестве проблем в медицине ими должен заниматься отдельный комитет.
А что касается информполитики… Вы посмотрите, что происходит в соцсетях! Информационная помойка! Там, конечно, можно найти полезные зёрна, как на любой свалке, но всё буквально похоронено под мусором. Это совершенно нездоровая ситуация: вместо того, чтобы служить человеку, помогать, информационная среда в её нынешнем состоянии только дезориентирует нашу молодёжь.
- К тому же в информпространстве активно работает враг.
- Я как раз собирался об этом сказать, вы меня опередили. Это очень хорошо, что мы с вами говорим на одном языке и понимаем суть проблемы. А о качестве связи в Крыму можно не рассказывать — все и так знают. К сожалению, есть объективные причины, тут не всё от нас зависит, но новообразованному комитету будет над чем работать.
Комитет по народной дипломатии и межнациональным отношениям — обратите внимание на порядок слов в названии. Во-первых, народная дипломатия для нас сейчас очень важна. А во-вторых, я уже говорил, что, по моему глубокому убеждению, настала пора прекратить называть народы, живущие в Крыму, «депортированными». Программы помощи и поддержки будут продолжаться, а делить, клеить ярлыки по национальному признаку нельзя. Когда ребёнку с детства прививают комплекс жертвы или даже комплекс вины, это недопустимо. Все крымчане — равноправные граждане нашей огромной страны. Не надо стыдиться своей истории, надо просто её знать. И не надо никому ставить штампы с детства. Это всё пережитки украинского периода, «джемилёвщина», когда людям прививали эти комплексы, чтобы сделать послушными рабами. С этим покончено. И мы, уважая друг друга, строим наш общий крымский дом. 
Народная дипломатия для нас — очень важный вид деятельности. Вы же видите, тема Крыма не сходит со страниц зарубежной прессы. Нам нужно рассказывать правду о нас, несмотря на все барьеры, которыми нас пытаются огородить. Кто бы ни приезжал сюда, они приезжают одними людьми, а уезжают другими. После посещения мемориала в совхозе «Красный» иностранцы выходили и плакали, говорили: «Теперь мы вас понимаем». И они едут и едут к нам, им интересно. И рассказывают правду у себя дома, хотя это и трудно. Вот помните Тьери Мариани? Он стал депутатом Европарламента и уже выступает там, в защиту правды о нас. Потому что своими глазами всё видел. Это очень важная задача — рассказывать правду. 
- Несколько слов о смене структуры исполнительной власти в этой каденции. Слухов по этому поводу было немало, вы их уже почти развеяли, но стоит объяснить ещё раз, с чем связано разделение постов главы республики и председателя правительства.
- Я стал руководителем в 1988 году, ещё молодым человеком. У меня огромный личный опыт, и я внимательно изучаю законы управления. Так вот, то, как работал Сергей Аксёнов в прошлые 5 лет, — это работа на износ в прямом смысле. Выстраивание отношений с федеральным центром, особенности переходного периода, тысячи объектов в Крыму — не сотни, тысячи! Он, как настоящий лидер, боролся с утра до ночи, зачастую и выходные проводил на работе. Теперь настало время более рационального распределения усилий. Глава республики займётся той работой, которую за Аксёнова не сделает никто. Взаимоотношения в международной сфере — мы по-прежнему «санкционный» регион, на нас постоянно идёт массированная информационная атака. Это особая ответственность губернатора — каждый день он на войне. Взаимоотношения с федеральными институтами, определение самой стратегии руководства — тоже его прерогативы. Но всю текущую работу можно делегировать. Политически абсолютно ничего не меняется. Аксёнов как за всё отвечал, так и отвечает, он — глава республики. 
- И последний вопрос. Каденция только начинается, а год уже заканчивается, на дворе осень. С точки зрения стратегического планирования что в этом, уже уходящем, году будет самым важным, прежде чем год закончится? И, конечно, возможны ли какие-то сенсационные неожиданности? 
- Понимаю вашу специфику, но сенсаций не могу пообещать. До конца года не предвижу никаких «сюрпризов». У нас программ финансовых много, бюджет хороший — работать есть с чем. И реализовывать обещания, данные избирателям, есть с чем.
Формирование власти — самая главная задача. На местном уровне некоторым кажется: вот, мол, нет ведь у вас никого такого же авторитетного, как я, значит, никуда вы не денетесь. Так не получится. Попадём во временную ловушку: проблемы нам создадут, а на то, чтобы из них выбраться, уже не будет времени. Глава республики первый с нас за это спросит. А уж избиратель в итоге спросит со всех наверняка. Другое дело — где взять людей, способных вести за собой. Вот это колоссальная проблема. Сейчас будем на всех уровнях, на региональных, на партийных формировать кадровый резерв.
- А есть из кого? Мы в России всего 5 лет…
- Люди есть, если не находим, значит, просто не там их ищем. Не нужно искать  там, где уже искали. Нужно идти в другую среду. Конечно, кадровые риски всегда существуют, но я уверен, что нужные нам люди в Крыму есть, и мы их найдём.

Беседовал 
Николай ФИЛИППОВ



Комментарии

Список комментариев пуст

Оставьте свой комментарий